На главную Пишите письма... Гостевая книга Карта, история сайта Поиск по сайту
Новости
Альпинизм
Скалолазание
Ледолазание
Магазины
Интервью
Статьи
Обзоры
Персоналии
Без страховки
Фотоотчеты
На привале
История, РЕТРО...
Ссылки

Altezza.travelПокори вершину Килиманджаро! Соверши путешествие в Африку!

 
Golden Peak - 2000

 

Пакистанский "интернационал".

М. Дэви.

Это была, пожалуй, самая интересная экспедиция из всех, в которых мне довелось участвовать за 17 лет занятий альпинизмом. Это обусловлено и пока еще недостаточно освоенной русскими альпинистами и просто путешественниками страной, и интересным, уникальным в своем роде маршрутом, ну и главное, конечно, интернациональным составов участников - семь восходителей из пяти стран!

Идея экспедиции родилась и материализовалась во многом благодаря энергии и энтузиазму президента Французской федерации альпинизма и скалолазания Жан-Клоду Мармье, который осенью 1999 года прислал нам фото Golden Peak или Спантика, сделанное Manu Pellissier во время их прошлогодней поездки в северный Пакистан, и приглашение весной 2000 года принять участие в новой экспедиции. От такого заманчивого предложения было трудно отказаться, и подготовка завертелась. Зимой, в Шамони, во время международной альпинистской ассамблеи произошло окончательное формирование состава, обговорены основные вопросы по снаряжению, организационные проблемы, намечены сроки экспедиции. Французы хотели начать экспедицию как можно раньше, так как, работая гидами в Шамони, они не могут себе позволить пропустить июль и август - наиболее горячие месяцы. В конце концов, вышло, что оба Ману приехали в Исламабад на неделю раньше остального состава, провели необходимые мероприятия и выдвинулись с основным грузом в базовый лагерь, а остальные участники догоняли экспедицию позже.

Почти все время после приезда из Шамони прошло в решении всевозможных проблем по финансам, снаряжению, визам, билетам и прочее и прочее. Но вот благодаря спонсорам почти все проблемы удалось решить, и 18 мая вылетаем в Ташкент. В аэропорту нас тепло встречает президент федерации альпинизма Узбекистана Анатолий Шабанов, а прилетевшего за полчаса до нас президента России - президент Узбекистана. 21 мая вылетели в Лахор (посетив по дороге Алма-Ату, где мы даже не выходили из самолета). До Исламабада добрались уже поздно ночью на комфортабельном рейсовом автобусе, где есть почти все атрибуты самолета, кроме долгого ожидания, и отсутствия процедуры регистрации и взвешивания багажа. Переночевали в отеле и с утра встретились с Аттилой, Эриком и Марко, которые прилетели в Исламабад уже под утро. Сразу после завтрака принимающая нас фирма уже организовала для нас микроавтобус, на котором мы и отправились в горы. Забегая вперед, следует сказать, что нам очень повезло с турфирмой, которая прекрасно организовала все путешествие и сумела наладить теплую, дружескую атмосферу общения со всем персоналом, начиная от поваров, и кончая директором Исаком Али, который лично сопровождал нас до последнего населенного пункта - поселка Хоппар. Доезжаем туда за два дня, с ночевкой в поселке Чилас и остановкой в Гилгите, где оформляем необходимые бумаги, последний раз звоним домой, и отправляем e-mailы. Путь идет по Karakoram Highway, высокогорной дороге, соединяющей Пакистан и Китай, сначала вдоль великой реки Инд, а потом по его притоку - реке Хунза. По дороге проезжаем мимо Нанга Парбата и точки, где сходятся величайшие горные системы мира - Гималаи, Каракорум и Гиндукуш. Кстати, на советских картах вся эта территория обозначена как индийская, что вызвало некоторое замешательство в Екатеринбурге: уехали вроде в Пакистан, а звонят из Индии. Последний отрезок пути от Каримабада по боковому ущелью до Хоппара преодолеваем на маленьких джипах, которые, тем не менее, вмещают до 10 человек и более.

Воспитанные на советской прессе, а также после описаний Юры Кошеленко ехали в Пакистан несколько настороженно, ожидая различных неприятностей. К счастью, эти ожидания не оправдались, впечатление от страны осталось гораздо лучше, чем от Индии, хотя многое очень похоже, как никак раньше это была одна английская колония. Меньше явной нищеты, хотя и "Мерседесов" почти нет, даже в Исламабаде, меньше грязи на улицах. Но самое главное, кухня гораздо ближе к нашей - не такая острая и мясо - без ограничений! Особенного религиозного фанатизма мы не заметили. Проблема только с покупкой спиртного - продают только иностранцам, да и то надо какой-то специальный пермит. Но это в столице, а в Каримабаде легко можно купить из под полы местное вино и водку под кодовым названием "Hunza water".

Вечером, во время ужина, состоялся первый разговор о тактике и стратегии предстоящего восхождения. Саня предложил провести акклиматизационный выход на выбранном маршруте, с тем, чтобы произвести заброску части грузов по снежной, более пологой части маршрута, где их трудно вытаскивать на веревке. Однако это вызвало неодобрение иностранных участников, как несоответствие альпийскому стилю восхождений и более того, они заявили, что вообще не собираются на восхождение брать платформы, которые мы привезли для всего состава экспедиции, а собираются пройти маршрут с палатками. Во время нашей последней встречи в Шамони такая идея даже не обсуждалась, а сейчас об этом было заявлено, как об уже обсужденном и принятом решении. Видимо, на них оказала влияние встреча Ману Пеллизье с Виктором Сандерсом - первопроходцем единственного маршрута из нашего ущелья, который был пройден также без использования платформы, однако он проходил по правой, более пологой части стены, позволяющей везде двигаться свободным лазаньем и имеющей кое какие полки.

На следующее утро состоялся традиционный продолжительный митинг местных жителей - процедура дележки грузов, которым руководили с одной стороны - представители нашей фирмы, а с другой - староста деревни. Но вот все грузы распределены, и мы с караваном носильщиков выдвигаемся вверх. Тут же нас ожидает буквально потрясение от открывшегося вида. Оказывается буквально в двадцати метрах от зеленой безмятежной лужайки, на которой стоит отельчик, имеется отвесный двухсотметровый обрыв, под которым течет громадный многокилометровый ледник. Пересекаем это царство льда и камня по еле заметной тропке, на которой попадаются коровы, совершенно самостоятельно разгуливающие по леднику, затем тропа пересекает еще один ледник, а дальше снова идет по зеленому и ровному карману морены.

На второй день пути достигаем базового лагеря на высоте 4600 метров. Оба Ману здесь уже третий день и полны желания куда-нибудь лезть. В этом году была теплая и ранняя весна, поэтому Ману смогли уговорить портеров поднять груз как можно выше и установили базовый лагерь почти на месте АВС, до начала маршрута остается не более полутора часов! На противоположном борту ледника как-то по домашнему стоит цель нашей экспедиции - знаменитый "золотой контрфорс" пика Спантик. Трудно поверить, что до вершины 2,5 километра по вертикали. Вся остальная стена ущелья снежно-ледовая и с неё постоянно, по несколько раз в день сходят лавины, снежное облако от некоторых из них даже пересекает ледник и накрывает базовый лагерь.

Разбираем снаряжение, привезенное из Шамони в карго. Эрик договорился с несколькими фирмами о снаряжении для нас, все оно новое и просто отличное, но, к сожалению, Ману, посмотрев на это богатство, не взяли наше старое снаряжение, которое мы оставляли с зимы в Шамони, в том числе крюконоги и проверенные "манараговские" молотки, которые лучше подходят для забивания крючьев.

Еще раз обсуждаем наши планы. Оба Ману тоже хотят пройти маршрут максимально быстро, и, соответственно, не хотят брать платформы. На наши возражения, что на маршруте практически нет полок, пригодных хотя бы для сидячей ночевки, неожиданно заявляют, что в крайнем случае пойдут по пройденному маршруту. Это нас совершенно не устраивает и поэтому становится ясно, что придется идти двумя командами, но еще оставалась надежда привлечь к нашей двойке Аттилу или Эрика, которые высказывались не так однозначно. Выйти вдвоем на новый маршрут кажется безумием - слишком большой груз на каждого, а первый километр маршрута идет по крутому снежному "ножу", где трудно организовать надежный пункт для вытягивания груза, да и тянуть груз по снегу труднее, чем по отвесной скале. Скальная часть маршрута тоже не внушает оптимизма, - крутые скалы, по описанию первопроходцев состоящие из разрушенных мраморных блоков, и к тому же сейчас очень заснеженные.

Через пару дней собираемся на акклиматизационный выход. Оба Ману, Аттила и Марко выходят на день раньше, а мы с Эриком собираемся выйти на следующий день. Однако с утра Эрик заболел, и мы решаем спускаться с ним вниз. Весь день идем вниз по ущелью и ночуем у небольшого озера. С утра Эрику уже лучше, и дальше он пошел с нашим шеф-поваром по кличке Майкл, а мы возвращаемся в базовый лагерь. Все уже туда спустились, переночевав на перевале, а два Ману еще сходили на безымянную (а может и не безымянную) вершину высотой около 6000 метров, расположенную напротив Спантика. На следующий день мы тоже выходим туда. Два раза ночуем на горе, один раз на перевале, где парни оставили нам палатку, и второй раз в бергшрунде под вершинной башней и спускаемся вниз. Вторая компания в это время делает разведку спускового гребня, за два дня поднявшись почти до плато, а затем спустившись в базовый лагерь.

Атмосфера в лагере очень дружественная: анекдоты, беззлобные подшучивания друг над другом, рассказы о жизни дома. У меня, правда, некоторые проблемы с английским, не все понимаю, особенно из того, что говорит Марко, - он говорит слишком быстро, как все отметили в конце экспедиции. Ловлю себя на мысли, что иногда начинаю думать и разговаривать во сне по-английски. Но в целом у всех в головах уже одно и то же - мысленное прохождение выбранного маршрута. Постепенно свыкаемся с мыслью восхождения по новому маршруту в двойке, и с течением времени это уже не кажется таким безумием, как вначале. Так как мы привезли новые платформы для всей команды, специально изготовленные по нашему проекту фирмами "Манарага" и "Урал-Альп", то одна из них трехместная, а вторая четырехместная, однако Ману захватили из Шамони и нашу старую двухместную платформу, с которой мы ходили зимой на Пти-Дрю. Приходится её ремонтировать и приспосабливать к ней новую раму, сделанную из половинки от четырехместной. Получается легче, чем было зимой, но длина сейчас 160 см, поэтому ноги немного свисают.

3 июня с утра весь день и ночь, не переставая, идет снег. Выпало почти метр. Постоянно откапываем палатки, даже ночью сначала Ману, а потом Марко ходят счищают со всех палаток снег. Назавтра с утра солнце, копаем траншеи между палатками и даем им имена - Беверли Хиллз, проспект Ленина и т.д. На следующий день Ману и Марко с утра сходили наверх, протоптали тропу, а после обеда мы с Саней забрасываем снаряжение и платформу под стену, потому что за один присест все наше барахло не унести. Мы собираемся пройти маршрут за 10-12 дней, поэтому продуктов берем на 10 дней (всегда можно растянуть еще на пару дней), а газа - на 15 дней (на всякий случай, например отсидка в непогоду).

И вот, наконец, 7 июня - день выхода для обеих наших команд - русской двойки и интернациональной четверки. Подъем в два часа, выход в три. Подходим под маршрут, перепаковываемся, и начинаем лезть вверх. У обоих рюкзак на плечах, у первого - килограмм пятнадцать плюс развешенное снаряжение и две тянущиеся за ним веревки, у второго - все тридцать пять килограммов за спиной. Платформу вытягивает на веревке первый, одновременно страхуя второго. Другая команда, у которых рюкзаки получились гораздо легче (у них на четверых столько же снаряжения, как у нас на двоих и продуктов и газа они взяли из расчета на пять дней), движется быстрее и постепенно скрывается за перегибами. Страховка на крутом (до 45 градусов) снежном гребне проблематична, на пунктах выкапываем в рыхлом снегу огромную яму, забиваем на дно ледорубы или лопату, кладем рюкзак и садимся сверху. Второй старается двигаться, особенно не нагружая перила. До плато под скальной стеной за день дойти не успеваем, поэтому делаем траверс вправо на ровную площадку и там ночуем.

Ночью идет снег, с утра погода вроде лучше, но видимости вверх нет, мужики решили не выходить дальше. К обеду доходим до их ночевки, там пьем с ними чай и выдвигаемся дальше до бергшрунда. Под вечер погода снова портится, идет снег, и пока мы идем, засыпает нас маленькими лавинами. Хорошо, что ночевка под ледовым карнизом, иначе за ночь нас бы полностью засыпало.

На следующее утро перелазим через нависающий край бергшрунда, проходим лед и выходим на скалу. Крутизна не слишком большая: 60-70 градусов, но скалы сильно заснежены, трещины залиты льдом, поэтому лазание очень сложное - VI, A2. Особенные проблемы отсюда и до верха бастиона - с организацией пунктов страховки. Если промежуточные точки иногда можно себе позволить сделать символическими, в конце концов, если не сорвешся - то они и не понадобятся, то пункт, нагружаемый на перилах вторым и вытягиваемым грузом с нагрузкой более 200 килограммов должен быть абсолютно надежным, иначе неизбежное падение обоих.… Приходилось ползать по скале вправо-влево и вверх-вниз, выискивая более или менее подходящие трещины и плетя паутину из веревок и оттяжек длиной до нескольких метров. Бывало, только на организацию пункта уходило почти час. Шлямбура мы с собой брали, но не использовали, считая это дурным тоном. Вообще у нас сложилась привычка использовать шлямбура только тогда, когда без них невозможно движение вверх, например, на монолитной стене без зацепов, после трех-четырех скай-хуков. За день успеваем пройти не более трех неполных веревок по скале, и организуем первую висячую ночевку в платформе.

10 июня всю ночь и с утра снег. Ману и Ко так и не вышли вверх со своей первой ночевки и решили спускаться вниз. Грустно оставаться одним на стене, но этого следовало ожидать, у них уже должны кончаться продукты и газ. Немного радует, что они оставляют палатки и снаряжение, значит, еще собираются вернуться. А мы продолжаем потихоньку лезть по стене вверх. Погода переменная, но даже когда нет снега с неба, он сдувается ветром со скалы и периодически ссыпается на нас пылевыми лавинами. Несмотря на то, что это отнимает силы и время, мы, как и на прошлых восхождениях, несем с собой видеокамеру и пытаемся снимать фильм. Дни постепенно сливаются в череду одних и тех же действий - подъем, завтрак, сборы, движение вверх, солнце незаметно проходит половину круга над головой и вот уже готово уйти за горизонт, установка платформы, ужин и короткий беспокойный сон. Единственное разнообразие - смена лидера, которая происходит каждый день.

Через день наши друзья снова выходят на маршрут, до обеда доходят до своей ночевки и еще успевают в этот день дойти до скальной стены и повесить там две веревки. На следующий день к вечеру мы проходим снежное поле, над которым, вроде бы, последний крутой участок. Встаем на ночевку на час раньше обычного и нежимся под лучами заходящего солнца. В 21 час усталый, но довольный Ману сообщил по рации, что они пролезли 12 веревок и полны желания завтра дойти до вершины. Мы отвечаем, что нам тоже вроде недалеко. Оказалось, мы все ошибались. На следующий день парни довольно быстро лезли с рассвета до темноты, но тем не менее схватили сидячую ночевку буквально в одной веревке от гребня, а нам до вершины оказалось еще четыре дня ходу, так как предстоящий нам крутой участок оказался далеко не последним. В верхней части маршрут становится круче, встречаются длинные, метров по 30 нависания, состоящие из смороженных между собой "живых" камней. Если бы была плюсовая температура, то они просто бы упали вниз, а так приходится закладывать между ними френды и стоппера и нагружать их в качестве ИТО, рискуя не просто упасть, но еще и вывалить на себя сверху камень.

На последних веревках перед гребнем наш маршрут сходится со старым маршрутом, после недели одиночества на стене приятно встретить даже просто следы пребывания людей. Выйдя на пологий снежный гребень, убрав лишнее снаряжение и собрав платформу, с огромным трудом удается просто встать с рюкзаком, а надо еще идти вверх. По описанию первопроходцев до вершины еще около трех километров по горизонтали. К вечеру доходим до удобного ледового карниза, где решаем остановится на ночлег, сил идти сегодня на вершину нет никаких. Завтра, 18 июня, в базовый лагерь придут портеры, и на следующий день караван двинется вниз. Хотя мы предварительно договорились с Ману о том, что если мы не успеваем к этому сроку, то они должны оставить нам палатку, немного продуктов и пару портеров, все равно хотелось бы возвращаться вместе со всеми. Поэтому просыпаемся в 2 ночи, чтобы сходить на вершину, и, если повезет, успеть спустится в базовый лагерь. Часа в 4 мы уже идем к вершине, очень холодно и ветрено, однако налегке идется гораздо легче, чем вчера с рюкзаком, и уже через полтора часа мы обнаруживаем, что дальше идти некуда. Видимости на вершине почти нет, фотографируемся с флагами спонсоров и без, пытаемся снять на видео, но камера, честно проработавшая все восхождение, на вершине, как и в прошлом году на Талай Сагаре и зимой на Пти-Дрю, отказывается работать. С большим трудом все-таки включаем ее, но запись все равно оказывается очень плохого качества.

Берем на память по маленькому камушку с вершины и начинаем спускаться вниз. Доходим до последнего бивака, сворачиваем его, и с тяжеленными рюкзаками медленно идем дальше. Бросать ненужную нам больше платформу не хотим как по экологическим, так и по экономическим соображениям: с нас перед экспедицией взяли депозит 1000$, который возвращается, если мы не оставим после себя мусора, а так как офицер связи у нас, мягко говоря, неважный, то лучше не рисковать. Перед началом спуска с плато, на последней ночевке парней находим оставленные Аттилой для нас пару пакетов с супами. Это очень кстати, так как мы три дня назад уронили пакет с оставшимися супами, и последние дни идем только на перекусе с чаем. Тут же на скорую руку устраиваем ланч и идем дальше. Первые сто метров с плато по спусковому гребню по крутому снегу мужики прошли без страховки, но с нашими рюкзаками это слишком опасно, поэтому закапываем полиэтиленовый мешок, набитый снегом, обвязываем репшнуром и через него дюльферяем. Потом около 10 дюльферов по льду и дальше вроде можно идти пешком. Уже смеркается, Саня торопится, отвязывается от последнего дюльфера, делает несколько шагов и … проваливается в трещину. При этом рюкзак опрокидывает его вниз по склону, а кошками он зацепляется за лед внутри трещины и лежит в шатком равновесии, рискуя либо провалиться дальше в трещину, либо укатиться по склону с рюкзаком, либо упустить рюкзак. При этом я уже наполовину спустился по двойной веревке и не могу кинуть ему веревку. С трудом ему удается вывернуться, я спускаюсь, бросаю ему веревку, и вместе осторожно спускаемся на пологое место. Трещины нестандартного расположения, идут почти вдоль склона, и перекрыты лишь тонкими подтаявшими снежными мостами. Решаем остановится на ночевку, чтобы не рисковать в темноте. Связываемся по рации с Ману и решаем, что они с утра с караваном выходят вниз, а мы догоним их в Хоппаре.

К 12 часам дня спускаемся на ледник, сожалея, что нам еще надо его пересекать, и, самое главное, подниматься с тяжелыми рюкзаками на противоположный борт морены. Но вдруг с радостью видим на леднике людей, это наш второй повар Дино с одним из портеров пришли нас встречать. Торжественно вручают нам гирлянды из цветов и рупий, тепло поздравляют, поят соком и забирают наши рюкзаки. Это было просто великолепно!

В базовом лагере зеленая трава, невдалеке пасутся яки, ночью впервые с нашего приезда прошел не снег, а дождь. В общем, в горы пришло лето. А в наши души - спокойствие и безмятежность. Впервые за две недели можно не беспокоится о страховке, не думать о ночлеге, не заботится о приготовлении пищи. Это, пожалуй, самое счастливое время в экспедиции, к сожалению, чаще всего быстротечное, потому что надо выдвигаться в обратный путь. Говорим "прощай" этому прекрасному ущелью, куда вряд ли нам доведется когда-нибудь вернуться, и под моросящим дождиком уходим вниз….

Мы благодарим всех тех, кто помогал нам в организации и проведении этой экспедиции:
-Генеральный спонсор российской команды - Компания "ВИТАПОЛЯРОС" и ее подразделение фирма "ЕВРОМЕБЕЛЬ" - финансовое обеспечение экспедиции.
-Фирма "МАНАРАГА"- снаряжение для экспедиции, в том числе платформы оригинальной конструкции.
-Ассоциация "ДЕЛЬРУС" - медицинское обеспечение и международная компания "РУТА" - лучшие коробочки для спортивных наград и финансовая помощь.
-фирма "УРАЛ-АЛЬП"- "АЛВОТИТАНИУМ" - титановое снаряжение, в том числе рамы для платформ.
- "УЗБЕКСКИЕ АВИАЛИНИИ" - "крылья экспедиции"
- "PIA Pakistan International" - помощь в доставке грузов в Пакистан.
- "GRIVEL" - ледовое снаряжение.
- "MONTURA" - одежда.
- "KONG" - карабины, зажимы, страховочные системы.
- "BEAL" - веревка
- "La Sportiva" - скальные туфли.
Также огромное спасибо Французской Федерации Альпинизма и Скалолазания и ее президенту Жан-Клоду Мармье за помощь и содействие в проведении экспедиции.
Отдельное спасибо Ману Пеллизье за большую организационную работу и Эрику Швабу за помощь со снаряжением.

Яндекс.Метрика